Наш проект

Наш проект

В год празднование 75-летия Великой Победы редакция газеты «Балабаново» запустила в социальных сетях видеопроект «75 песен о войне». Акцию планировалось завершить к 9 мая, но ситуация в стране и мире в целом внесла коррективы в наши планы. Всероссийское празднование юбилея Победы перенесено, и сроки действия проекта продлены.
Принять участие в акции могут все желающие. Исполнить любимую военную песню а капелла или с сопровождением могут школьные хоры и ансамбли, воспитанники детских садов, семьи, отдельные исполнители, коллективы. Вы можете снять видео самостоятельно и прислать его в редакцию через соцсети Одноклассники, ВКонтакте, Facebook.

«Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой…»

Текст песни «Священная война» за подписью известного советского поэта Василия Ивановича Лебедева-Кумача был опубликован через два дня после начала Великой Отечественной войны сразу в двух газетах «Известия» и «Красная звезда».
Стихотворение звучало по радио ежедневно, что привлекло внимание ряда композиторов. Мало кто знает, но музыка к тексту была написана дважды. Первый положил стихотворение на музыку М.И. Блантер, который является автором музыки к другой знаковой песне военных лет «Катюше». Но, спустя три дня, был готов ещё один вариант песни, композитором которой стал руководитель Краснознамённого ансамбля песни и пляски, профессор А. В. Александров. Именно этот вариант нам известен до сих пор.
Стихотворение произвело настолько большое впечатление на А. В. Александрова, что он сразу же написал к нему музыку. На репетиции композитор мелом на доске написал слова и ноты песни, а певцы и музыканты переписали их в свои тетради.
И уже 26 июня 1941 года она была исполнена на Белорусском вокзале, откуда в те дни эшелоны отправлялись на фронт. Все помещения вокзала были заполнены военными. В зале ожидания был сколочен из свежевыструганных досок помост для выступления группы ансамбля. У артистов зародилось сомнение: можно ли работать в такой обстановке? В зале — постоянное движение, шум, раздаются команды, слышны звуки радио. В общем гуле потонули слова ведущего, который объявляет, что сейчас впервые будет исполнена песня «Священная война». Но с первыми звуками оркестра люди затихли. Песня захватила бойцов. А со второго куплета в зале стало абсолютно тихо. Все, кто там был, встали, как во время исполнения гимна. На суровых лицах военных появились слезы, и эти эмоции передались исполнителям. У них тоже блестят слезы на глазах. Когда песня утихла, бойцы попросили исполнить её ещё раз. Пять раз подряд пел ансамбль «Священную войну».
Она стала самой знаковой для Великой Отечественной войны, но в первые месяцы войны широко не исполнялась. Считалось, что она звучит чрезмерно трагично. В ней пелось не о быстрой победе «малой кровью», как это пропагандировалось в предвоенные годы, а о тяжёлой смертельной схватке с врагом.
Отношение к песне поменялось в октябре 1941 г., когда немецкие войска захватили Калугу, Ржев и Калинин. Тогда всем стало понятно, что над страной нависла смертельная опасность. С этого момента «Священная война» абсолютно каждое утро звучала по радио сразу же после кремлёвских курантов.
В послевоенное время песня часто исполнялась Краснознамённым ансамблем песни и пляски Советской Армии им. А.В. Александрова и имела широкий успех как в СССР, так и на зарубежных гастролях.

************

«Бери шинель, пошли домой»

Несмотря на то, что песня «Бери шинель, пошли домой» была написана через 30 лет после Победы, многие из тех, кто воевал в Великую Отечественную войну, считали, что она точнее других их чувства в мае 1945 года.
В проекте «75 песен о войне» её исполнила корреспондент газеты «Балабаново» Маргарита Паршина.
Стихи к песне написал Булат Окуджава, который сам был фронтовиком, а музыку – композитор Валентин Левашов, руководивший в годы войны различными армейскими ансамблями.
Как и множество его сверстников, Булат Окуджава добивался призыва в армию. Ушёл добровольцем, как только ему исполнилось восемнадцать лет. Попал в 10-й отдельный запасной миномётный дивизион, где проходил подготовку в течение двух месяцев. С октября 1942 года служил на Закавказском фронте миномётчиком в кавалерийском полку 5-го гвардейского Донского кавалерийского казачьего корпуса. Был ранен под Моздоком 16 декабря 1942 года. После госпиталя в военных действиях он уже не участвовал. С января 1943 года служил в 124-м стрелковом запасном полку в Батуми и позже радистом в 126-й гаубичной артиллерийской бригаде Закавказского фронта, который прикрывал тогда границу с Турцией и Ираном.
Для большинства песня связана с фильмом Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты…». Однако написана она была для другого фильма – «От зари до зари», который вышел на экраны в 1975 году. Главный герой – фронтовик. Но из-за скромности о его боевых подвигах односельчане случайно узнают из телепередачи. И хотя прошёл не один десяток лет, его не оставляют в покое постоянные воспоминания о суровых фронтовых годах и о погибших однополчанах. Звучащую в фильме песню «Бери шинель, пошли домой» стали очень часто исполнять по радио. И многими она воспринималась отдельно от фильма, который, к сожалению, остался без достаточного внимания зрителей.
Когда кинорежиссёр Леонид Быков начал работать над своим фильмом «Аты-баты, шли солдаты…», он решил, что именно эта мелодия должна звучать лейтмотивом на протяжении всей киноленты. Поэтому Быков обратился к композитору Левашову. Из телефонного разговора с ним режиссёр узнал, что песня уже принадлежит другому фильму, что его сильно огорчило. Тем не менее, удалось договориться, чтобы песня «Бери шинель, пошли домой» всё же прозвучала в киноленте. После выхода фильма «Аты-баты, шли солдаты…», который теперь составляет золотой фонд отечественного кинематографа, судьба песни заметно изменилась. Теперь она звучала и на многочисленных концертных площадках, с телеэкранов и даже на военных парадах.
Так песня, прозвучавшая сразу в двух фильмах, стала одной из самых популярных военных песен. В разное время её исполняли Эдуард Хиль, Иосиф Кобзон и сам автор текста — Булат Окуджава.

************

Шестнадцать строк из письма

Известную песню «В землянке» исполняли солдаты, творческие коллективы, выступавшие перед фронтовиками на передовой. Она вошла в репертуар знаменитой Лидии Руслановой.
Проникновенные слова «Мне в холодной землянке тепло от твоей негасимой любви» стали маяком для многих солдат, напоминали о далёкой семье, давали надежду и силы в тяжёлых военных буднях.
В нашем проекте песню исполнила Анастасия Рогак, учащаяся 6 «б» класса школы №4. Номер она подготовила при участии своего руководителя Антонины Голубевой.
Слова песни и в самом деле рождались в белоснежный полях под Москвой. Автор стихотворных строк, военный корреспондент «Красноармейской правды» Алексей Сурков в числе других журналистов 27 ноября 1941 года побывал на позициях 258-го (22-го гвардейского) стрелкового полка в деревне Кашино Истринского района Московской области.
Вскоре после прибытия группы корреспондентов на командный пункт полка он оказался отрезан немецкими войсками от других подразделений Красной Армии. Фашисты приближались к самой деревне. Начался обстрел из миномётов, это вынудило офицеров и журналистов засесть в блиндаже. Противник приближался и занимал соседние дома. И тогда окружённые бойцы и командиры пошли на прорыв. Начальник штаба полка капитан И. К. Величкин сумел подползти к зданиям и закидал немецких солдат гранатами. Вражеский обстрел ослаб. Это дало возможность вырваться. Группе пришлось пройти через минное поле. Опасный участок преодолели благополучно. Все отошли к речке и начали переправляться по ещё неокрепшему льду, и снова возобновился миномётный обстрел. Наконец добрались до деревни Ульяшино, в которой стоял советский батальон.
Вот как писал об этом А. П. Белобородов, генерал армии, дважды Герой Советского Союза: «Враг рвался на восток через Кашино и Дарну по дороге, параллельной Волоколамскому шоссе, фашистские танки прорвались на дорогу и отрезали штаб полка, расположившийся в деревне Кашино, от батальонов. Надо было прорываться из окружения. Всем штабным работникам пришлось взяться за оружие и гранаты. Стал бойцом и поэт. Смелый, решительный, он рвался в самое пекло боя. Старый, храбрый солдат выдержал боевое испытание с честью, вместе со штабом полка вырвался из вражеского окружения и попал… на минное поле. Это было действительно «до смерти четыре шага», даже меньше…».
Вся шинель Суркова оказалась посечённой осколками. Тогда он сказал: «Дальше штаба полка не сделал ни шага. Ни единого… А до смерти — четыре шага». Именно эти слова и вошли впоследствии в стихотворение. А поначалу автор и не думал о его создании.
После того как все оказались в Ульяшино, штабистов и корреспондентов разместили в землянке. По воспоминаниям Суркова, все были очень уставшими. Так, начальник штаба Величкин, сев есть суп, заснул с ложкой в руке, так как не спал четыре дня. Остальные примостились у печки. Сурков решил сразу же сделать наброски для репортажа, но получились стихи.
«Возникло стихотворение, из которого родилась эта песня, случай¬но. Оно не собиралось быть песней. И даже не претендовало стать печатаемым стихотворением. Это были шестнадцать «домашних» строк из письма жене, Софье Андреевне, – вспоминал Алексей Сурков. — Так бы и остались эти стихи частью письма, если бы уже где-то в феврале 1942 года не приехал из эвакуации композитор Константин Листов, назначенный старшим музыкальным консультантом Военно-Морского Флота. Он пришел в нашу фронтовую редакцию и стал просить «что-нибудь, на что можно написать песню». «Чего-нибудь» не оказалось. И тут я, на счастье, вспомнил о стихах, написанных домой, разыскал их в блокноте и, переписав начисто, отдал Листову, будучи абсолютно уверенным, что я хотя свою товарищескую совесть и очистил, но песня из этого абсолютно лирического стихотворения не выйдет. Листов побегал глаза¬ми по строчкам, промычал что-то неопределённое и ушёл. Ушёл, и все забылось. Но через неделю композитор вновь появился у нас в редакции, попросил у фотографа Савина гитару и под гитару спел новую свою песню «В землянке».
Она стала необыкновенно популярной. Бойцы переписывали друг у друга текст. И как бывает с песнями, которые нашли народное признание, солдаты вносили изменения в текст. Во время войны было распространено несколько вариантов исполнения. Были придуманы даже песни-ответы. Дочь поэта Наталья Суркова вспоминала, что её отец как-то возмутился: «Люди поют: „Мне в холодной землянке тепло/ От твоей негасимой любви“, — а у меня написано — „от моей“!». На это супруга ему ответила: «Вот, Алёшенька, народ тебя и поправил»…
«В землянке» по-прежнему остаётся одной из любимых народом песен о войне. В мирное время были созданы различные её переделки, например, «сталинградский» вариант «В теплушке» 1946 года Владимира Нечаева, альпинистский и студенческий варианты. Стихотворение «В землянке» переведено на ряд иностранных языков. Оно было включено в фундаментальные сборники «500 жемчужин всемирной поэзии», «Три века русской поэзии», а также в составленную Евгением Евтушенко антологию «Строфы века».
В мае 1999 года в деревне Кашино ребята из клуба «Исток» города Истры установили знак в память о создании песни. На его открытии присутствовали ветераны 9-й гвардейской дивизии и дочь поэта — Наталья Суркова.

№19 (972) 20 мая 2020

Похожие записи