Сентябрь 23, 2018

Единственный в России

Единственный в России

В Боровске существует предприятие, аналогов которому нет в нашей стране. Это завод по производству сублимированных продуктов, хозяином которого является Анатолий Мазурин. После окончания сельскохозяйственного техникума, а затем института вся его трудовая жизнь была связана с аграрным делом. Теперь он успешный предприниматель.

— Анатолий Николаевич, с чего начинался Ваш бизнес?
— Главное, это правильный подход к работе, бизнесу и людям. Мы живем совершенно по-другому — не так, как все. Посмотрите на рабочих, у людей глаза светятся, у них есть надежда на будущее, на то, что они сегодня получили зарплату и завтра они ее получат. И мы живем вопреки всем кризисам.
В далеком 1992 году, еще работая в сельском хозяйстве, я получил пять гектаров земли. На этом участке мы стали выращивать морковь, капусту, свеклу и прочие культуры — занимались фермерством.
— Кто помогал Вам на первом этапе?
— Сначала я собрал своих родственников со всей России, нанял сторонних работников. Создали свою мини тракторную станцию МТС. Когда кушать было нечего, колхозы развалились, мы нашли общий язык с администрацией и начали брать пригородные участки и ухаживать за этой землей, распахивали, делали грядки, давали людям земли ровно столько, сколько нужно каждому. В горсовете кассиры собирали для нас деньги. Мы сами выживали и людям помогали выжить.
— То есть изначально Вы занимались фермерством?
— Исторически сложилось, что крестьянин на Руси всегда кроме обработки земли чем-то еще зарабатывал — занимался извозом, работал каменщиком, делал веревки и прочее. Ввиду того, что на ферме прокормиться невозможно, поставили пилораму. Брали лесорубочные билеты, заготавливали деревья и возили древесину на тракторах. Работали семь семей. Пилили доски, тёс. Затем организовали цех по переработке дерева — делали кроватки, стулья, рамы, двери. Работы не было, и мы постоянно ее искали, не упуская любой возможности заработать своим трудом. Спустя некоторое время я понял: если не замкнуть цикл, то есть выйти на потребителя напрямую, ничего не заработаешь. Продавать сырьё (капусту, картошку) не выгодно. И начал строить цех, стал завозить оборудование. Планировал делать борщи, солянки, консервировать выращенные на своем поле продукты. Но у меня это не получилось — не выдержал конкуренции, много ручного труда, да еще инфляция привела к тому, что упаковка стала дороже содержимого. В то же время спрос пошел на наши кабачки. Я выяснил, что некая фабрика в Обнинске делает из них цукаты. Позже технологи из этой компании посоветовали мне заняться производством кондитерских изделий. И мы начали делать конфеты. Так как оборудование стоило очень дорого, 80% всех машин я собрал своими руками. Маленький цех превратился в полноценную кондитерскую фабрику с производительностью 5 тонн конфет в день. Сначала работали человек 30, заработок был скудный, но стабильный. Начали потихоньку вкладывать деньги в строительство и инфраструктуру микрорайона, обеспечивая жильем и нормальными условиями сотрудников фабрики. Всего построено десять домов и общежитие на 20 человек. Поставил электроподстанцию, провел электролинии, газопровод, водопровод, построил ШРП, протянул телефонную сеть, запустил канализацию, заасфальтировал дорогу. Сделал все, чтобы людям было комфортно жить и работать. Потом восемь домов мы подарили семьям, которые в них жили, оставив только по дому мне и сыну.
— На первых порах Вам было нелегко, но сейчас дела идут лучше. В чем Ваш секрет?
— У меня определенный подход к бизнесу – надо постоянно вкладываться, развиваться, расширяться и строиться. Заработанные деньги легко спустить в никуда, не найдя им достойного применения. Надо жить по разумной достаточности, не тратить лишнего, ну и голодными не сидеть. Только соблюдая эти правила, можно обеспечить себя и своих близких. Нужно смотреть далеко вперед, оберегая то, что уже есть, и вкладывать в будущее. Не жить одним днем.
Например, моя кондитерская фабрика сейчас работает на грани убытка. Сегодня конфетный бизнес совершенно не прибыльный. Все сырье импортное и соответственно дорогое – какао, орехи за последние годы подорожали в несколько раз.
— Как удаётся держаться на плаву?
— Главная причина, почему мы до сих пор не закрыли фабрику, это люди. Мой сын Максим организовывал это производство, нанимал людей, прошел все операции, начиная с дражировщика, заканчивая директором. Люди отработали у нас по 18 лет. И мы оставили фабрику работать, только чтобы не приносила убытка. Работаем чисто на давальческом сырье, не нагружая себя закупками и реализацией готовых изделий. Выполнение услуг всегда выгоднее, чем изготовление своей продукции. Фабрика работает, убытка нет, люди зарабатывают себе зарплату, и слава Богу. Да и кризис тоже закончится рано или поздно, появятся большие заказы, а производство будет к этому готово.
— Но основным источником дохода является завод по производству сублимированных продуктов. Расскажите об этой технологии.
— Сублимация – это консервация, при которой продукт сохраняет исходные свойства. Сушка происходит в вакууме без тепловой обработки. Неизменными остаются объем, цвет, вкус, запах, сохраняются все витамины и аминокислоты, испаряется только вода. А это 90% от начального веса ягоды. Такой продукт легко доставить в любое место без угрозы его повреждения. Это уникальное производство не имеет аналогов в России.
В начале 2000-х годов мы производили морковь, свеклу, кабачки, цукаты, покрытые шоколадом, шербет. В процессе их производства оставалось много сиропа, из которого делали мармелад. Но без специального оборудования это производство оказалось нерентабельным. Для того чтобы что-то производить, необходимо до максимума все механизировать. Ручной труд снижает прибыль и приводит к убыткам – чем больше людей задействовано, тем больше денег уходит на зарплату и меньше остаётся на покрытие расходов и развитие предприятия.
— Как реализуете продукцию?
— У нас более 600 постоянных клиентов. Мы обеспечиваем несколько направлений пищевой промышленности. Потребителями нашей продукции являются заводы по производству каш быстрого приготовления, чайные компании и производители кондитерских изделий. В последнее время в число клиентов стали входить частные предприниматели с небольшим производством. Берут немного, но их количество постоянно увеличивается.
— Вы работаете только с российскими потребителями или вышли на международный уровень?
— Сотрудничаем в основном с российскими покупателями. География поставок — от Владивостока до Симферополя. Есть клиенты в Беларуси.
С иностранными компаниями мы не работаем. Недавно китайцы приезжали смотреть нашу продукцию для поставок в Китай. Я засмеялся в ответ на предложение, которое они мне сделали. У них с полсотни таких заводов, а у нас один на всю страну. А китаец мне говорит, что я зря смеюсь. У них в Китае очень много богатых людей, которые не хотят употреблять китайскую продукцию. Получается, что они мне предлагают кормить китайцев, а взамен они будут поставлять некачественную продукцию к нам в Россию. И мы решили с ними не связываться – будем кормить своих.
— Расскажите поподробнее о заводе.
— Производство не останавливается круглые сутки. Сначала ягоды подготавливаются – тщательно промываются и при необходимости нарезаются на специальных машинах. Затем подготовленную массу равномерно размещают на чистых лотках и устанавливают в транспортную тележку, которая пройдет весь производственный путь. Сначала тележка поступает в помещение, где температура составляет -20 градусов, здесь формируются специальные поезда, состоящие из трех тележек. Эти составы стоят в морозильнике, ожидая, когда оператор отправит их в сублимационную машину.
— Где Вы приобрели оборудование?
— Эти машины уникальны. Они собраны полностью здесь, на заводе, нашими руками, и при их строительстве использованы несколько моих личных изобретений.
Тележки загружаются в сублимационную машину, закрывается дверь и внутри создается вакуум – начинается сублимация помещенного внутрь продукта. Весь процесс контролируется компьютерной программой при помощи датчиков и уникальных весов. Процесс очень тонкий и требует соблюдения определенных технологических параметров. После многочасовой сушки продукт поступает в цех упаковки. На этом производственный процесс окончен. Сейчас в работе 13 машин, но мы планируем увеличить производительность и собрать еще восемь аппаратов.

За свою трудовую и меценатскую деятельность Анатолий Николаевич отмечен многочисленными благодарственными письмами от администрации района и области, почетными грамотами и дипломами участника выставок.
Его портрет был занесен на доску почета «Трудовая слава Боровского района» в 2016 году, и «Трудовая слава Калужской области» в 2017 г.

Материал подготовил Дмитрий Сенин

№31 (882) 8 августа 2018

Похожие записи