Январь 18, 2018

Убегает за порог?

Убегает за порог?

Проблема побега подростков из стен родительского дома далеко не нова. Многие семьи нашего Боровского района сталкиваются с этой проблемой. Как утверждают психологи, это особенность подросткового возраста. В пубертатный период несовершеннолетние, как они считают, перестают быть детьми, становятся взрослой личностью.

— Дети, находящиеся в подростковом возрасте, воспринимают окружающий мир очень остро, у них начинаются душевные переживания, которые меняют модель их поведения, — рассказывает начальник отделения по делам несовершеннолетних, майор полиции Екатерина Клейн. — Как показывает статистика отделения ПДН, наиболее побегоопасным является возраст от 12 до 16 лет. Если из дома исчез ребенок в возрасте 7-10 лет, вероятнее всего, он не сбежал, а попросту потерялся. Наши инспекторы на общешкольных родительских собраниях рассказывают о случаях самовольного ухода и просят взрослых быть более внимательными к своим детям, наблюдать за их поведением, чаще с ними разговаривать.
Кстати, сбегают дети независимо от того, из какой они семьи — благополучной или неблагополучной. Для многих это становится смыслом жизни: бродить, ходить, смотреть, интересоваться, дорога их манит.
После беседы с «бегунками» мы разделяем самовольные уходы подростков на две большие группы — мотивированные побеги и побеги без выраженной цели. В первом случае всегда есть причины, которые толкают ребёнка на совершение данного шага, во втором — уход из дома происходит спонтанно, при этом он может быть обусловлен психическими отклонениями. Чаще всего детей, покидающих свой отчий дом уже не в первый раз, начинает тянуть к бродяжничеству. Многие из них бегают не только по Боровскому району, добираются автостопом до Москвы, Санкт-Петербурга. Там они тоже ориентируются очень хорошо. Часто убегающие знакомятся с такими же «бродягами», посещают места, где раздают бесплатные обеды, ночуют в ночлежках и т.д.
Причин ухода подростка из дома множество, это и интерес, проблемы в школе, незанятость… Однако каковы бы ни были причины, побудившие ребёнка сбегать из дома, они свидетельствуют о проблемах в семье, ошибках в подходах родителей к воспитанию своего чада.
Сразу скажу, от хорошей жизни дети не уходят из дома! Если ребёнок ушел, родитель должен в первую очередь пересмотреть свои действия, проанализировать, какую ошибку он допустил, почему вообще это произошло.
В конце декабря в специализированное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа был отправлен 13-летний житель нашего района. Подобных учреждений в стране не так уж и много.
С 2015 года парень состоит на учете в ПДН, причиной тому стали неоднократные самовольные уходы из дома, воровство. Чаще всего из дома уходят дети из неполных семей. Вот и в этой семье мальчика воспитывала одна мама, отец не принимал никакого участия до момента, когда ребенку исполнилось 11 лет.
Особой отцовской любви папа к сыну не испытывал, что не скажешь про парня. Тот тянулся к мужской поддержке, в которой много лет нуждался. Но между отцом и ребенком встает мама, которая против их общения. Подросток начинает сбегать из дома к отцу в другой город.
Не найдя и там понимания, поддержки, мальчик начинает самовольно уходить из дома. Мы не имеем права осуждать или оправдывать кого-то из родителей, но, по мнению опытных инспекторов и психологов, которые неоднократно беседовали с парнем, предполагаем, что толчком для побегов послужил конфликт между взрослыми. Для подростка появление отца, неоправданные ожидания — стрессовая ситуация.
Я работаю в инспекции более 10 лет. За это время ни разу не было такого, чтобы ребёнок был помещен в подобное учреждение. Всех несовершеннолетних мы находим и приводим домой. Но с этим парнем, в отличие от других «бегунков», очень сложная ситуация.
Сотрудники нашего отдела на протяжении трех лет проводили различные профилактические мероприятия в отношении ребенка. Поначалу мама боролась с проблемой «бегунка», возила его на медицинское обследование в столичный психологический центр. Подростка также обследовали и районные медики, он некоторое время прожил в митяевском приюте, откуда сбежал с двумя украденными телефонами. После очередной его поимки он был помещен в центр временного содержания для несовершеннолетних УМВД России по Калужской области.
Парень неоднократно совершал кражи, но по результатам проверки полицейским было отказано в возбуждении уголовного дела, поскольку он на момент совершения преступления не достиг еще возраста уголовной ответственности. Учиться его никто не смог заставить. Поэтому по решению районного суда и по ходатайству мамы он был направлен в специализированное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Мы надеемся, что за три года он там получит образование и переосмыслит свое поведение.
В этом году было поставлено на учет в ПДН 139 человек, к концу года осталось 94 подростка. Всего проблемных детей, которые стоят на учете по причине побегов из дома, – 31 несовершеннолетний.
Борьба с «бегунками» сложная. Основная наша задача как полицейских – найти ребенка, выяснить причину нежелания находиться в родных стенах и вернуть его в семью.
Детские, подростковые проблемы кажутся нам, взрослым, неважными, несерьезными. Но каждый из нас должен помнить и понимать, что, если вовремя не обратить внимание на первые «звоночки» — замкнутость, нежелание общаться с родственниками или друзьями, частые уходы из дома, то родители рискуют потерять ребенка.
В этом случае мы, как сотрудники ПНД, советуем: если вы не можете справиться с ребенком, то не бойтесь обращаться к специалистам. Лучше прийти на консультацию к педагогу, психологу или инспектору по делам несовершеннолетних и расставить все точки над «и», чем потом всю жизнь жалеть о том дне, когда вы сказали ребенку: «Мне некогда».

Елена Голуб

№51 (851) 27 декабря 2017

Похожие записи