Ноябрь 22, 2017

В октябре 41-го

В октябре 41-го

Осенью того памятного года, когда решалась судьба не только Отечества но в всего мира, на главном направлении удара немецких войск под Москвой шли кровопролитные бои. Тысячи людей жертвовали своими жизнями, чтобы не допустить врага к столице. В небе над калужской землей разворачивались схватки не на жизнь, а на смерть. Наши пилоты, которым зачастую не доставало опыта ведения боевых действий, вступали в бой с сильным противником, прекрасно оснащенным и самоуверенным. Небо столицы прикрывали истребители нескольких авиаполков. С отходом наших частей из Боровского района, а это произошло в период с 17 по 20 октября 1941 года, воздушные сражения над Боровском и его окрестностями не прекратились, а становились все ожесточеннее.

До сих не установлены судьбы всех героев, которые защищали подступы к Москве. Восстановлением летописи воздушных боев занимается Сергей Кравцов, председатель совета ветеранов 70-го отдельного смешанного авиаполка особого назначения Росгвардии.
В августе этого года поисковый отряд «Отечество», в состав которого входит Сергей Кравцов, проводил раскопки в лесном массиве у деревни Аристово Боровского района. Были подняты детали самолета МиГ-3.
Если имя погибшего пехотинца можно установить по смертному медальону, то при находке самолетов, такой ниточкой, которая может привести к имени летчика, становятся номера деталей двигателя и планера. С этого начинается длительная и кропотливая работа в архивах. Поисковики установили, что разбившийся самолет пилотировал старший лейтенант Григорий Федорович Монастырский. Из архивных документов следует, что он не вернулся из боя 29 октября 1941 года. Место его захоронения не известно. Те сведения, которые удалось найти, подтверждают, что к октябрю 1941 он уже имел множество побед в схватках с фашистами.
Родился Григорий Монастырский в 1914 года в Ростовской области. Работал шахтером, одновременно начал осваивать автомобиль и получил права водителя. Как и большинство молодежи, впоследствии ставшей военными летчиками, за штурвал самолета он сел в аэроклубе. Когда его призвали в Красную Армию, он получил направление в Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков имени В. П. Чкалова. После ее окончания в 1937 году Монастырский отравился служить в Киевский особый военный округ. Первый боевой опыт получил еще в Финскую войну, где участвовал в воздушных боях в качестве ведущего звена истребителей. В аттестации за 1940 год отмечалось, что лейтенант Монастырский отлично владеет техникой пилотирования современных самолетов. Уже тогда в нем видели растущего авиационного командира.

Лейтенант Г.Ф. Монастырский (газета «Красная звезда» от 10.07.1941 г. №160 (4915), фото специального корреспондента М.Бернштейна)

Великая Отечественная застала его у западной границы Советского Союза. Полк, в котором служил Монастырский, среди первых вступил в бой с фашистами. Семья летчика в то время была недалеко от полевого аэродрома. В первые дни войны жена получала от него только короткие весточки. Один из однополчан Монастырского, В.Безяев, так рассказывал о том периоде боев: «Наш полк развернул боевые действия в первые часы нападения фашистской Германии на нашу страну. Одним из тех, кто встретил тогда вражеские самолеты, был лейтенант Григорий Монастырский. Он смело и уверенно провел воздушный бой, а вскоре открыл счет сбитых бомбардировщиков противника. Вернувшись на свой аэродром и немного остыв от трудного поединка, сыпал острыми шутками, был полон энтузиазма и светлых надежд. Мы, кто помоложе, многому у него учились, во многом ему подражали…»
Вскоре полк покинул место базирования. Срочно пришлось эвакуироваться и семьям летчиков. Жена летчика Мария Петровна Монастырская даже не смогла заехать на постоянную квартиру. Вместе с другими женщинами она погрузилась в автобус и едва успела уехать в тыл. Рядом взрывались снаряды и мины, немцы были уже близко. Своего мужа она увидела вновь 26 июня. Автобус с эвакуированными остановился у аэродрома, куда только что прилетели летчики.
С 22 июня по 2 июля лейтенант Монастырский совершил 25 боевых вылетов, в 10 воздушных боях сбил три самолета противника. Для своих товарищей он был примером. Так, в один из дней он встретил пять «мессершмиттов». Несмотря на численное превосходство вступил в ними в бой и сумел сбить двух из них. Однако истребитель Монастырского тоже получил серьезные повреждения и едва дотянул до аэродрома. С огромным трудом машину удалось посадить.
В июле сорок первого Константин Монастырский сражался в небе над Смоленщиной. В его боевой летописи есть такой эпизод. В один из вылетов он действовал вместе с еще одним своим товарищем. Они обнаружили более двадцати немецких «юнкерсов». Такие самолеты использовались как штурмовики и бомбардировщики. Их сопровождал десяток истребителей «мессершмит». Наши истребители атаковали противника, рассеяли строй «юнкерсов» и сбили два самолета. 8 июля 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР лейтенант Монастырский был награжден орденом Красного Знамени.
В некоторых источниках указывается, что в августе 1941 года летчик совершил таран. В период ожесточенных боев таких эпизодов было немало. Советские пилоты применяли таран, когда не оставалось другого способа уничтожить врага. Как правило, это происходило, когда заканчивались патроны. Таран требовал от летчика исключительного мужества. Очень часто это заканчивалось потерей самолета и гибелью пилота. Нередко советским асам удавалось нанести серьезные повреждения самолету противника, а свою машину сохранить. В летописи Великой Отечественной войны можно найти описание таких воздушных боев и действий пилотов. Советские летчики сближались с самолетом противника и лопастями винта обрубали его хвостовое оперение или повреждали плоскость крыла. Для этого требовалось высокое мастерство пилотирования.
В августе 1941 года Григорий Монастырский писал жене.
«Понемногу сбиваем спесь с бешеных фашистских собак, и мы очистим от них всю нашу землю. Я уверен: недалеко то время, когда гитлеровские гады будут крепко биты. А пока очень много приходится работать. На земле и в воздухе идут тяжелые бои. Фашисты с каждым днем становятся злее. Нам тоже достается. Но мы держимся, духа не теряем, хотя тоже несем потери…
Очень часто вижу тебя во сне, а как бы хотелось наяву встретить тебя, крепко обнять и горячо расцеловать… Твой Гриша.
14 августа 1941 года».
В районе города Ярцево летчики полка обеспечили поддержку прорыва подразделений стрелковой дивизии из окружения. За выполнение этой задачи Григорию Монастырскому было досрочно присвоено очередное звание «старший лейтенант».
28 октября 1941 года указом Президиума Верховного Совета СССР Григорий Монастырский был награжден орденом Ленина.
На счету Григория Монастырского было 12 сбитых самолетов. Об этом 1 марта 1942 года писала газета «Сталинский сокол».
Свой последний бой он принял 29 октября в небе над боровской землей. Действуя в группе, Монастырский сбил один немецкий самолет. В архивных документах содержится такое описание этих событий. При проведении воздушного боя на линии фронта в районе Боровска самолет, пилотируемый ст. лейтенантом Монастырским, был зажжен, вследствие чего летчик был вынужден выброситься на парашюте с горящего самолета. Самолет без управления, перейдя в отвесное пике, врезался в землю.
Но где же в таком случае могила героя? Если все это происходило 29 октября, то в это время территория Боровского района была занята врагом.
В Базе данных убитых, похороненных и пропавших без вести на территории Московской области в 1941-1942 годах (http://www.mosobl-memorial.ru/) содержится информация о том, что ст. лейтенант 28 истребительного авиационного полка Григорий Федорович Монастырский похоронен в братской могиле в д. Романово Наро-Фоминского р-на. В деревне Романово есть два захоронения. Согласно паспортам захоронения в одной братской могиле 44 бойца и командира РККА, фамилии Монастырского среди них нет. В другой — 29 неизвестных бойцов.
Может быть, останки летчика до сих пор находятся рядом в месте падения МиГ-3? Ответ на этот вопрос можно получить, только подняв все обломки самолета. Летом этому мешали грунтовые воды. Поисковики надеются продолжить раскопки, когда грунт подмерзнет. Может быть, тогда приоткроется еще одна страница Великой Отечественной войны.

Полина Николаева

№44 (844) 8 ноября 2017

Похожие записи