Ноябрь 21, 2018

Не рабы

Не рабы

Бычков Сергей Кузьмич, 1877 г.р., уроженец и житель с. Добрино, бывший кулак-фабрикант, крестьянин, женат, на 1931 г. — двое детей, лишён избирательных прав, как применявший наёмный труд. В 1930 г. раскулачен. До ареста в 1937 г. — без определённых занятий.
Арестован в 1931 г. с обвинением в том, что «вёл систематическую антисоветскую агитацию, направленную против проводимых мероприятий Соввласти на селе. Регулярно срывал собрания по перевыборам советов, по вопросу коллективизации, по хлебозаготовкам и трудгужповину, по самооблажению, по займам, по единовременному сбору на культурно-хозяйственные нужды, вёл систематическую обработку группы крестьян-середняков в антисоветском духе». На собраниях по хлебозаготовкам, самообложению, перевыборам и др. группа крестьян под руководством Бычкова кричала: «Нам Советская власть ничего не даёт, только обдирает. Не нужны нам ни займы, ни хлебозаготовки, ни трудгужповинности». Осуждён на 5 лет ИТЛ с заменой высылки в Казахстан.

%d0%b1%d1%8b%d1%87%d0%ba%d0%be%d0%b2-%d1%81-%d0%ba

Арестован 12 августа 1937 г. Обвинён в «проведении активной контрреволюционной работы, распространял гнусную клевету на существующий государственный строй, Советскую власть, а также на колхозы и колхозное строительство». Распространяя клевету, Бычков неоднократно говорил: «Колхозы подрывают экономику России, благодаря колхозам Россия из житницы мира сделалась голодной и нищей, на Украине умерло с голоду 12 тысяч человек. До тех пор пока не построят таких же хуторов, как в Германии, Россия будет без хлеба, и во всём этом виновата Советская власть, народ тут не причём». По вопросу государственного строя Бычков говорил: «Я вспоминаю сейчас газетные статьи Милюкова и думаю, какой он был дальновидный человек. Уезжая за границу, он писал: «Россия заболела страшной язвой, покрылась нарывами. Она будет болеть до тех пор, пока существуют большевики, пока нарыв не прорвётся, больной не выздоровеет». По вопросу Советской власти Бычков сказал: «Николай Второй покрепче сидел, и то спихнули, а Советскую власть свергнуть пустяки, никто ей не доволен, только сказать боятся». Противодействуя колхозному строительству и возводя клевету на Советскую власть, Бычков говорил: «Кто пойдёт в колхоз, тот попадёт в руки антихриста. Советской власти скоро конец, а у власти сидит всякая шпана. Вот начнётся война, и большевикам обязательно свернут голову». Приговорен к ВМН — расстрелу.
Варнаев Афанасий Иванович, 1875 г.р., уроженец и житель д. Климкино, женат, три дочери, в 1920 – 32 гг. – церковный староста, единоличник.
Арестован 15 марта 1933 года в составе группы из 8 жителей жителей д. Климкино. Обвинён в том, что участники группы проводили а/с агитацию против коллективизации, займа, засыпки семфондов, всех видов заготовок, продснабжения и производили попытку совершения терактов на активистов бедняков деревни и представителей партии и власти, неоднократно срывая собрания проведения мероприятий партии и Соввласти. На протяжении 1930-33 годов Варнаев неоднократно на собраниях по вопросу организации колхоза вёл агитацию против такового: «Коммунисты заставляют на других работать, на лодырей, пусть они сами идут в колхоз, а мы не пойдём». По вопросу заготовок в 1932 г. на собрании кричал: «Соввласть обдирает нас заготовками, для нас они невыносимы, только разоряет наши хозяйства, приходится работать только на коммунистов». В 1932 г., яростно противодействуя против закрытия церкви, вёл агитацию: «Коммунисты принуждают отказаться от христианской церкви, а нам, граждане, надо не допускать закрытия, а нужно ехать в Москву хлопотать». В декабре 1932 года на ст. Балабаново среди скопившегося народа вёл агитацию: «Соввласть заставляет подписываться на заём, лишь бы выжать последний сок с нас, совсем ограбила нас Соввласть, надо посылать её на …». В 1933 г. о дровозаготовках Варнаев говорил на собрании у себя в доме: «Не знают, как ограбить крестьянина, даже добрались и до лошадей, работай для них, шарлатанов, только и существуют на насилии». При проведении компании по сбору утильсырья Варнаев насмешливо говорил: «Соввласть дошла до конца своего существования, даже тряпки стала собирать, вот и надейся на них и их достижения и улучшение быта рабочих». Приговорен к 3 годам ссылки в Северный край.
Головкин Филипп Егорович, 1897 г. р., уроженец д. Климкино, житель д. Инютино и затем – Балабаново, бывший кулак-эксплуататор, бывший член церковного совета, женат, в 1933 г. занимался спекуляцией с/х продуктами и поросятами, неоднократно судим за хулиганство и невыполнение твёрдого задания. В 1937 г. перед арестом работал кочегаром на ф-ке «Крестьянка».
Арестован 25 февраля 1933 г. в составе группы из 5 жителей д. Климкино. Обвинён в том, что проводил а/с агитацию против коллективизации, займа, засыпки семфондов, всех видов заготовок, продснабжения, производил попытку совершения терактов на активистов бедняков деревни и представителей партии и власти, неоднократно срывал собрания проведения мероприятий партии и Соввласти. В ноябре 1932 г. на собрании по вопросу организации колхоза Головкин кричал: «Соввласть в колхоз загоняет насильно, в колхоз мы не пойдём. Пусть идут коммунисты, а мы посмотрим. А то они, черти, кружат нам головы». В декабре 1932 г. на собрании о займе вёл агитацию: «Коммунисты заставляют нас подписываться на заём, а что толку от этого, мы облигациями будем клеить стены. Соввласть всячески выжимает с нас последнюю копейку, и так уж кругом обобрали». В январе 1933 г. на общем собрании по вопросу о ссыпке семян злобно говорил: «Не надо нам ссыпать семена в общий амбар, их там съедят мыши, а также растащат по себе коммунисты, они нас, дураков, ловят на удочку, чтобы мы, единоличники, отдали им добровольно свои семена». По постановлению тройки ПП ОГПУ осужден к 3 годам ИТЛ.

%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b8%d0%bd-%d1%84-%d0%b5

Арестован 29 октября 1937 г. Обвинён в высказывании контрреволюционного антисоветского недовольства и террористических настроений по отношению к сельскому активу, распространении провокационных слухов. (В 1937 г. Головкин среди колхозников говорил: «На кой чёрт вы работаете в колхозе, ведь ничего не получите, всё сдадите государству, из колхозов нужно бежать, а то с голоду умрёшь». Во время подписки на заём Обороны СССР говорил: «Это ведь грабиловка со стороны советской власти, налогами душат, займы выпускают каждый год, хотят снять последнюю рубашку». «Урожай в этом году хороший, а колхозники ничего не получают, всё сдадут государству, только и работай даром». Приговорен к ВМН — расстрелу.
Гусев Василий Харитонович, 1893 г.р., уроженец с. Редькино, из крестьян середняков, женат, трое детей. С 1919 по 1924 гг. был комиссаром в Боровском уезде, член ВКП(б) с 1918 по 1937 г., исключён из партии, как троцкист.
Арестован 30 апреля 1937 г. по обвинению в том, что проводил к/р троцкистскую агитацию. 6 декабря 1936 г. на городской демонстрации по поводу принятия Сталинской конституции на митинге выступил с к/р клеветническими измышлениями: сказал, что безработицы в фашистских и буржуазных государствах нет, а есть безработица у нас в СССР. Хранил у себя книги врагов народа Троцкого, Бухарина, Каменева. Помимо ведения к/р агитации имел при себе нелегально огнестрельное оружие – наган. Осуждён Особым совещанием НКВД к 5 годам ИТЛ. Отбывал наказание в СЕВВОСТОКЛАГе НКВД, бухта Нагаево, прииск «Мадьяк» Берелёхского района. Умер 28 сентября 1937 г.
Захаров Григорий Андреевич, 1885 г. р., уроженец и житель д. Коряково, после революции по 1926 год служил настоятелем Коряковского монастыря общины беспоповцев, лишён избирательных прав, как служитель религиозного культа, в 1931 г. судим по ст. 169 ч. 2 приговорен к 1,5 годам лишения свободы, перед арестом в 1938 г. — без определённых занятий.

%d0%b7%d0%b0%d1%85%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b2-%d0%b3%d1%80%d0%b8%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%b8%d0%b9-%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d1%80%d0%b5%d0%b5%d0%b2%d0%b8%d1%87

Арестован 28 февраля 1938 г. по обвинению в контрреволюционной антисоветской агитации. После процесса над врагами народа Тухачевским, Якиром и другими среди окружающих его лиц Захаров говорил: «Жаль, что расстреливают хороших людей, они для нас хотели устроить хорошую жизнь…». В декабре 1937 г. в день выборов в Верховный Совет Захаров говорил: «Вычитанное из Библии, что вожди коммунистической партии — это иуды, советской власти скоро придёт конец, будет война, и будет всё по-старому». По постановлению тройки при УНКВД Захаров Г.А. приговорён к ВМН — расстрелу.
Газетный формат не позволяет сказать обо всех. За 1937-38 годы было приговорено к высшей мере наказания 108 уроженцев и жителей Боровского района и 98 — к лишению свободы, в основном на 8 и 10 лет. Это те, про кого можно сказать: не рабы, не ставшие рабами добровольно, но система распорядилась ими, как рабами, отняв и переломав жизни.

Момент истины — о ком помнить?

Общественность и власть в Боровске 12 лет находятся в противостоянии по вопросу установки памятника жертвам ГУЛАГА. Чиновники стоят на своём: «не раскачивайте лодку», «не ворошите прошлое», «не время, пусть памятник подождёт». Власть отказывает даже в организации мини — выставки о репрессиях и даже в помещении для проведения собрания общественности. На все усилия по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий ставятся шлагбаумы.
В декабре прошлого года губернатор Артамонов Д.А. наконец дал поручение решить вопрос о памятнике. И тут начались манипуляции с так называемым Градостроительным Советом, который ранее неизменно говорил «нет» памятнику. Особенности использования административного ресурса унаследованы с 37-го года. Мэр Боровска Климов Михаил Павлович, говоривший до этого «пусть памятник подождёт», теперь проталкивает весьма специфический проект мемориала, в котором много-много колючей проволоки (изоляция врагов народа), рельс-било (как принуждение к рабскому труду), устрашающие круги ада, а фундамент не простой, а в казённых локтях – как государство насилия. Нет только изображения «вождя» народа. Самих жертв репрессий нет и в помине – ни фамилий, ни изображений тех, кто не признавал насилие. Иначе, как памятник вохре, этот проект нельзя понимать. Подобная трансформация, известно, произошла с Музеем жертв политических репрессий Пермь-36, который тамошние чиновники преобразовали в Музей вохры. Проект персонифицированного памятника Михаил Павлович отклонил под придуманным предлогом: слишком долго выверять списки жертв.
Менталитет нынешних муниципальных чиновников коррелируется с невнятными трактовками истории, витающими в высших сферах власти.

Владимир Овчинников, краевед, составитель Книги памяти жертв политических репрессий

№42 (791) 26 октября 2016

Похожие записи

Написать ответ